?

Log in

   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Как мы проиллюстрировали Библию и сделали фотокнигу «Песнь песней» - Россия - светское государство!

roman_i_darijaFeb. 15th, 2017 06:29 pm Как мы проиллюстрировали Библию и сделали фотокнигу «Песнь песней»

Роман и Дарья. фотокнига Песнь  песней обложка

«Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина»… Как ни пытались религиозные ханжи перетолковать эротизм ветхозаветной «Песни песней» в свою пользу – дескать, это так говорится о любви между Богом и церковью (вариант: Израилем), а не о том, о чём все подумали – слов из Песни не выкинешь. Вот и родилось благочестивое представление, что эту книгу нельзя читать до тридцати лет. И Роман даже сознательно ему следовал. Дарья тоже следовала, но бессознательно – просто все попытки прочитать Ветхий Завет обрывались уже на дистанции между Левитом и Второзаконием. Но раз уж наши отношения начались вопреки церковным правилам, мы первым делом взяли с полки старую прадедову Библию, открыли на самом интересном месте, да и прочитали, что там от нас прятали. Текст был без картинок, а под руками у нас как раз оказалась мыльница. Вот мы и проиллюстрировали Библию своими счастливыми образинами.

фотокнига Песнь  песней. счастливые влюбленные

Наша история любви началась в закарпатском городке Хусте. Там, на горе за рекой, в буковом лесу жил катакомбный митрополит Серафим, обручивший Дарью с чтецом Георгием и собиравшийся обвенчать их сразу после Пасхи. Роман знал парочку по «Живому журналу», а к Серафиму приехал с мечтой о монашестве.

фотокнига Песнь песней. любовный треугольник

Постом местная засушенная богомольная старушка Неонилла научила Дарью плести чётки (вот они сидят в келье):

фотокнига Песнь  песней. как научиться плести  четки

Те, что Дарья на фото плетет, свои первые, она хотела подарить Роману. Но Георгий заревновал и забрал их себе. Да с тем и остался. А у Романа без тех чёток с монашеством не сложилось. Дарья отменила венчание, а чётки новые сплела. Это они на альбоме и лежат. Она вручила их Роману в Николо-Берёзовке – таком месте, где не было ни митрополита Серафима, ни тем более чтеца Георгия…

фотокнига Песнь песней. монастырь в Карпатах

…зато была старая прадедова Библия, мыльница и дом с предметами в попугайском восточном стиле.

фотокнига Песнь песней. роскошный дом

Через год в том же Хусте состоялось наше венчание. Венчальной чашей стал деревянный стаканчик работы закарпатского мастера – это он стоит на снимке рядом с фотокнигой, но в самой книге его нет. В Песни песней ведь до свадьбы рассказ не доведен, она не об этом.




В мае 2016, на шестилетие своей Песни и пятилетие свадьбы, мы снова оказались в Хусте. Всего на один день. Мы повзрослели с тех пор, а там время как будто остановилось. Это было необыкновенное ощущение, которого мы никогда не испытывали прежде, возвращаясь в какие-нибудь знакомые места. Словно попал в прошлое, или, вернее, словно видишь сон о прошлом, потому что в прошлое ведь никто наяву не попадает. Мы прошли по совершенно не изменившимся улочкам, по вечным хустским колдобинам и лужам, под виноградными лозами и арками ветхого Чешского квартала, который всё роняет и роняет свою межвоенную черепицу, но никак не развалится (он прекрасно лёг на второй форзац).

форзац фотокниги Песнь песней. чешский квартал в Хусте

Вскарабкались на Замковую гору, к венгерским руинам, которые уже давно стали просто частью пейзажа.

фотокнига Песнь  песней. Хустский замок

Перешли по пешеходному мосту через реку Реку, поднялись на гору по лесной тропинке вдоль ручья. Эмалированная кружка привязана к владыкиному колодцу так же неизменно, как неизменно серебрится вокруг буковый лес. Тогда, пять-шесть лет назад, нам не приходило в голову ее фотографировать – это же так обыденно, обычный колодец с обычной кружкой в обычном буковом лесу.

фотокнига Песнь песней. колодец в горах

А вот первый форзац: фото слева сделано в этот раз, перед подъемом на гору, фото справа – шесть лет назад, это вид на вершине горы. Совпали как единая панорама.

форзац фотокниги Песнь песней. хутор в Карпатах весной

И при всём этом мы не вошли в ту же Реку дважды. Мы не могли перефотографировать себя, не могли даже поговорить с кем-нибудь. Как в кино: эффект присутствия может быть полным, но действующим лицом тебя это не делает. Мы даже прошли мимо монастыря и увидели Серафима. Он шарахнулся от нас, как от призраков. С тех пор, как мы разошлись во мнениях, мы умерли для местной общины, и никогда больше не ожидал нас увидеть, да еще прямо здесь, на лесной тропинке, как будто мы просто возвращаемся с прогулки. Мы не обменялись ни одной репликой, оставшись друг для друга в безвозвратном прошлом. Для нас это история любви, для владыки – история молодых бунтарей.

Вернувшись (или проснувшись) мы поняли, что пора заказывать об этой истории фотокнигу. За несколько вечеров сверстали, а вчера уже получили свою «Песнь песней» из Москвы. Кстати, раз мы теперь живем в Прибалтике, решили добавить на некоторых разворотах к нашим фотографиям и цитатам библейской "Песни песней" работы литовского графика Стасиса Красаускаса из одноименного цикла.

фотокнига Песнь  песней. гравюра Стасиса Красаускаса

А ваши лучшие воспоминания хранятся в голове, на компьютере или бумаге?

Оригинал взят у roman_i_darija в Как мы проиллюстрировали Библию и сделали фотокнигу «Песнь песней»

Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry