Виктор Шмаков (viktor_ch) wrote in anticlericalism,
Виктор Шмаков
viktor_ch
anticlericalism

С христианами о христианстве

Несколько недель назад я представлял читателям свою беседу с неким Евгением Обуховым-Петриком, назвал её "Разговор атеиста с христианином".
Но за это время состоялась беседа с ещё одним защитником религии.
Объединил их в один цикл с названием "С христианами о христианстве".
Привожу фрагмент из него:

Завершился разговор ещё с одним верующим. Вроде бы, зачем нужны эти беседы, что они дают?

Один мой знакомый пишет мне: «Сознание людей верующих мечется между догмами, страшась выйти за рамки определенной идеологии. Трудно дискутировать с человеком, если он зашорен, не может мыслить самостоятельно. Этого не изменить, дискуссия бесполезна».

Ну, а как же не нужны эти беседы? Есть довольно-таки странное религиозное мировоззрение. Ты его не принимаешь, не можешь принять, но ведь оно же существует тысячи лет, принимается миллионами людей. У тебя есть своё понимание почему это так, но интересно же пообщаться и с адептами религиозной идеологии, послушать-почитать, чем они-то объясняют свой выбор.

Приведу пример нечасто случающегося искреннего, без лукавства ответа. У меня как-то была длительная переписка с одной поэтессой, познакомились мы на сайте Стихи.ру. У неё лет за семь до нашего знакомства распалась семья, ушёл муж. Успокоение нашла в религии. Ольга вступила в разговор со мной, хотя знала мою атеистическую позицию. Длилось наше общение около двух месяцев. Довольно-таки обычный разговор верующего с атеистом – она приводит одни цитаты из Библии, я ей – другие, в опровержение.

Закончился наш разговор следующими письмами. Ольга пишет: «Религия действительно ложь. Но я верю Богу живому. Он не на картинке, а реально действующий. Это трудно разумом понять. Это открывает Дух Святой. Виктор, тут в двух словах нельзя написать то, к чему люди идут долго, годами. Это долгий разговор. Я на вас не сержусь, ведь я тоже думала раньше так, как вы, что верующие – это больные люди. Но, слава Богу, поняла, что была неправа. Спасибо за общение. Всего самого доброго и светлого!».

Я ей отвечаю: «Вы встретили живого Бога – вам повезло. Верующих я больными не считаю, я этого вам ни разу не сказал. Я ведь и сам верующий! И по Чувству, и по Разуму. Только вот мои чувства и разум лживых религиозных богов отвергают. Мой Бог – Разум, я к своему Богу через разум же и иду. Хотя и чувствами не обделён. И вам тоже всего доброго. Ваш Виктор».

Мы расстались друзьями. Такие верующие мне симпатичны. Их вера тиха, не демонстративна, не назойлива, не криклива. Они не стоят в многотысячных очередях для поклонения «поясу Богородицы» или гвоздю из креста Иисуса, они не вопят о четвертовании Пуссей.

Но таких мало. С теми, что из очередей или которые вопят, я не общаюсь – это совершенно бессмысленно, а для души очень тягостно. Круг моего общения на религиозную тему составляют, в основном, публичные защитники религии. С ними разговор для атеиста возможен и даже, считаю, нужен.

И вот тут, даже среди членов одной конфессии, большое разнообразие мнений, доводов и «аргументов». Как говорится, кто во что горазд. Это и понятно — только в поисках правды можно приходить в итоге к чему-то единому, в защите же лжи её апологеты могут лишь продолжать «развивать» её в разных направлениях, каждый в своём, всё более удаляясь друг от друга (ещё один наглядный пример — множество христианских конфессий и сект).

Со многими из них мы можем быть союзниками по вопросам антиклерикализма, церковного мракобесия, симфонии церкви и светской власти. Это, например, мои собеседники — Роман Багдасаров, Елена Волкова, Владимир Голышев, Павел Адельгейм, Григорий Лурье и многие из тех, с кем мне общаться не привелось. Но мы остаёмся идеологическими противниками в вопросе отношения к религии вообще. Они вот именно являются защитниками религии, в частности, христианства, утверждают, что оно является религией любви, а то, в каком виде оно нам преподносится лживым поповством, это не есть истинное христианство.

Ошибка их в том, что они не признают, что христианство могло распространиться на полмира и существовать много веков, будучи именно и только в таком виде, в каком оно наиболее приспособлено для самовыживания, как авторитарная религиозная идеология. Если же бы оно осталось в виде «религии любви», в каком его представляют «неохристиане», оно долго не прожило бы, а нашлась бы, обязательно появилась бы какая-то другая религия, идеология, более приспособленная и к самовыживанию, и к общественным потребностям того времени. И были бы теперь наши «истинные христиане» поклонниками какого-то другого совсем бога.

Вольно или невольно, но такие защитники религии являются пособниками в продлении жизни отмирающей идеологии (имеется в виду не только христианство, но религия вообще), что не может быть на пользу как для отдельных сообществ, так и для всего современного, глобального мира с его «войной цивилизаций».

Полемику с защитниками религии считаю одним из основных направлений в атеизме и антиклерикализме. Нужно собирать коллекцию их «теорий» и подходов. Чем она будет обширнее и разнообразнее, тем показательней будет ложь в сути, основе религиозной идеологии. Смысл этой полемики ещё и в том, чтобы совместно с какой-то частью этих защитников определять наиболее оптимальные для нашего общества пути и средства его секуляризации — планомерной, последовательной, без большевистских эксцессов.

(полностью читать здесь)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments