March 8th, 2013

Кардинал троллит православных коллег

Originally posted by andreistp at Кардинал троллит православных коллег
Оригинал взят у dekarmi в Кардинал троллит православных коллег
Архиепископ Лиона, кардинал Филипп Барбарен, приехал на велосипеде на четвёртое общее собрание Коллегии кардиналов в Ватикане. Фото Catholic News Service, via

П.С.:
- Что если вам продать "Ауди" и купить вместо нее "Ниву", а оставшиеся деньги отдать в приюты? - задаю вопрос [архиепископу Уманскому Пантелеимону (Умань - райцентр в бедной Черкасской области)] напрямую.
- "Ниву"? - удивился монах и потупил взор на свои отполированные ногти. - Ну и как вы себе это представляете? Приезжаю я, допустим, в Киев на "Ниве", - тут владыка невольно прыснул со смеха, - и как на меня посмотрит братия? Скажут: может, ты бы еще на лошадях приехал…
- Не поймут?
- Не поймут. Все-таки я епископ - это статус.


Доклад Василия Томсинского

Одна из самых сильных лекций в России на религиоведческую тему. Василий Томсинский на конференции "Свобода совести. XXI век" произвел блестящий анализ ситуации с клерикализацией России. В своем докладе он привел примеры "удивительно нерелигиозной природы оправдания любых клерикальных новшеств", объяснив, что наши сограждане верят вовсе не в Бога, а в то, что стране почему -то "нужна" религия.

"Единственный и последний шанс клерикализма в России.

В нашей стране немало групп, которые заинтересованы в клерикализации. Но реальным влиянием обладают две – это Русская православная церковь (РПЦ) и исламское духовенство. Поскольку мусульмане явно не имеют в центральной России никаких шансов, а их клерикальная активность является производной от клерикальной активности русской православной церкви, далее я сосредоточусь только на РПЦ.

Вероятно, вы уже обратили внимание на удивительно нерелигиозную природу оправдания любых клерикальных новшеств, о чем бы ни заходила речь - будь то армейские священники или финансирование церкви из госбюджета; или переписывание законодательства в сфере медицины; или основы православной культуры или реституция и тому подобное; что бы это ни было, мы никогда ничего не слышим о триедином Боге, мы никогда ничего не слышим о сотворении, мы не слышим о воплощении, об искуплении, о воскресении, о Страшном суде, о конце мира, о спасении через обожение и вечном Божьем царстве – мы этого не слышим.

Вся религиозная догматика православия, за исключением внешних атрибутов, опущена, как будто ее вообще нет. А вместо этого мы слышим три понятия, которые от постоянного повторения уже рискуют превратиться в избитые клише – это духовность, нравственность и мораль. Таким образом, религиозные апологеты отказываются от религиозной риторики и защищают клерикализацию обращением к стереотипам и страхам большинства.

Фактически они говорят со светским обществом на светском языке. Они отбрасывают религиозную риторику. И такой отказ от религии со стороны ее ярых сторонников очень ироничен, но не случаен.

Нужно отдать должное представителям РПЦ. Они действительно пытались, они действительно старались самыми разными средствами и методами заинтересовать сограждан своей религией, но потерпели провал. В РПЦ, даже в самой РПЦ отмечают, что воцерковленные верующие проявляют слабый интерес к учению церкви, а уровень знаний о православии у большинства священников неудовлетворителен. И данное положение дел неслучайно.

Дело в том, что наши сограждане в принципе и в абсолютном большинстве не нуждаются в такой религии, которой является православие. Спасение через обожение и тому подобные вещи просто не интересуют российского человека, они не перекликаются с его реальностью, не имеют для него личностного смысла, им нет места в его картине мира и образе жизни.

Однако большинство сограждан по факту испытывают острую потребность в некоем моральном авторитете, в некоей силе, которая могла бы исправить пороки и болезни
российского общества. И апологеты клерикализации рады заполнить этот вакуум.
Они отбрасывают всю религиозную риторику и защищают клерикализацию просто ссылками на мораль. Они предлагают гражданам новый социальный миф, новую утопию, согласно которой там, где есть православие, нет ничего плохого - там все хорошо. А вот нынешнее болезненное состояние общества связано с тем, что у нас мало православия. И нам нужно его добавить, тогда у нас все будет замечательно.

И эта утопия находит широкий отклик. Она воспринимается всерьез и расчищает дорогу к клерикализации. Для нас с вами существенно не то, что церковь прикрывается распространением нравственности. Церковь может говорить вообще, что угодно и прикрываться чем угодно. Важно то, что в этом качестве ее воспринимают очень многие наши сограждане и готовы ей верить..."