osadcha (osadcha) wrote in anticlericalism,
osadcha
osadcha
anticlericalism

Categories:

Грешить бесстыдно, непробудно

Ездила на выходных с подругой в город Святогорск - знаменитое культовое место Донбасса. Честно говоря, я и не ожидала увидеть там нечто потрясающее. Но все же определенные надежды на энергетику места были. Однако...

Неподалеку от Святогорского комплекса пахнет Крымом - на маленьком рынке продают подушки из можжевельника. Правда, скорее не Крымом, а каким-то Седово. Слишком уж хаотично все. Идем по мосту. Вид, конечно, неплохой. Первое что бросается в глаза - это возвышающийся гигантский голем, протягивающий свою ручищу. Как оказалось, это памятник сепаратисту-террористу Артему, который бросал клич разрушить храм... На том месте должны были построить церковь, но вместо нее возвели пролетарского героя. Сейчас он выглядит как символ новой идеологии Донбасса - нечто среднее между русским каноническим православием и единственно верным марксистским учением.





Начнем с того, что я вообще ненавижу экскурсии. Когда ты слоняешься с толпой разных зевак, которые дышат тебе в спину, постоянно шепчутся о левых делах и постоянно щелкают фотоаппаратами, дабы запечатлеть свои хари на фоне, совершенно невозможно оценить даже красоту, не то что проникнутся святостью. Слова экскурсовода тонут сразу же где-то в памяти и вместо того, чтобы думать о том, куда попал, ты начинаешь рассматривать своих попутчиков и пытаться понять - что они здесь делают и что делаешь здесь ты.:)

"
Тетка-экскурсовод встретила нас на входе, предупредив, что женщинам (а в нашей компании из 18 человек мужик был всего один) следует надеть платки, а тем кто в брюках - завязать косынки на пояса. Ибо внешний вид наш будут оценивать... донские казаки, и кто выглядит не по канонам того, в монастырь не пустят. Экскурсовод также попросила нас не говорить с монахами, облаченными в черную одежду без знаков отличия.

- Они все равно не будут говорить с мирянами. Если у вас есть требы (вопросы) обратитесь с ними к кому-то рангом повыше. К тем, кто уже прошел постриг.

Из повествования экскурсовода стали известны некоторые подробности жизни черного духовенства: если мужчина решает порвать с мирской жизнью и приходит в монастырь, то 12-15 лет он ходит в послушниках, и лишь потом принимает постриг - дает обеты безбрачия и целомудрия. Жить в монастыре означает не только молиться. Работать и здесь надо. К тому же, работу тебе дают такую, к которой в миру ты не привык. К примеру, если был инженером, в монастыре будешь за цветниками ухаживать. Средний возраст нынешних послушников - 25-35 лет.

Пик карьеры монаха - стать схимником, почетным старцем, готовящимся к отходу в загробный мир. Когда-то схимники скитались под землей и носили 16-килограмовые вериги. А когда они умирали их кости некоторое время лежали под землей, а потом их извлекали на поверхность и смотрели, какого они цвета - если светлые, то хоронили, а череп устанавливали у монахов, чтобы те не боялись смерти, если же желтые - то отмаливали грехи усопшего, до тех пор пока кости не меняли цвет. Сама экскурсоводша сказала, что это был полный бред, поскольку химический состав костей разных людей - разный, потому это обряд вершить перестали и хоронить схимников стали по обычной христианской традиции. А вот каким же все-таки образом удавалось отмаливать кости до побеления так и неизвестно.



Экскурсия длилась два с половиной часа. Останавливались всего несколько раз. Чтобы посмотреть с высоты на церквушки. Как никак поднимаемся на самую высокую точку Донбасса. Всю долгую дорогу смотреть было абсолютно не на что. Вокруг одна посадка. С тоской вспоминался музей под открытым небом в Пирогово и Карпаты, где места в сто раз покрасивше и без назойливых экскурсоводов и шарящихся попутчиков. Наконец тетка остановилась возле памятника. Человеческое лицо, вмонтировано в сухое дерево...

- Это памятник советскому разведчику, который погиб...

Ё-мое, да не для того я сюда ехала, извините за подробность, с бодуна, чтобы про советских разведчиков слушать... Ждать окончания рассказа о подвиге помогал, открывшийся вид на деревянную церковь. Наконец экскурсовод сказала, что мы заходим на территории монастыря и призвала еще раз всех надеть косынки. Потому что казаки не пропустят. Казаки и в правду наблюдали за входящими. Говорили они, на мое удивление, на ломаном украинском и курили прямо под знаком с перечеркнутой сигаретой. Деревянная церквушка, конечно же, была хороша. Это был скит, где поминают умерших, потому во внутрь никого не пускали. А рядом с ней стоял большой крест - символ Голгофы. Экскурсоводша предупредила, что фотографироваться на фоне этих сооружений не желательно - мол, это все равно что на кладбище. Но народ это не остановило. Я около Голгофы... , - чем не фото на память?



Дальше повели нас горными тропами к могиле старца Иоанна, приравненного к лику святых. Шли долго. Но вид вокруг был божественный - елки, равнины. Чистота необыкновенная, даже бычка не валяется. Монахи хорошо работают, видно. Об Иоанне экскурсовод рассказывает долго. Поднимаюсь к его могиле - какая-то девушка плачет над ней и прижимается спиной к гробнице. Экскурсоводша говорит, что если к могиле прикоснешься больным местом, то исцелишься. У меня болит только голова с бодуна. Прикасаться ее к святыне - это натуральная ересь. Потому иду дальше.

В конце концов, нам объявляют о завершении экскурсии. И слава Богу. Жара уже бьет по голове кулаком. Экскурсоводша предлагает сходить на службу в церковь. Не иду поскольку такие мероприятия, как по мне, не терпят суеты и взглядов зевак... Часть нашей группы отправляется к памятнику Артему - созерцать с высоты вид. Но сия перспектива меня прельщает мало. Иду на выход. Мимо проходят полуголые девки, которых видно прозевали казаки, и мужики с голым торсом. Какие-то чуваки прямо на парапете хавают страшного вида колбасу. Я же волочусь по дороге в исконном одеянии: черная блуза и длинная юбка. Вода нагрелась, пить ее невозможно. Говорят, раньше на развилках стояли монахи и предлагали всем желающим воду. Сейчас этого нет.

Перед отъездом захожу в иконную лавку. Там кроме икон, книг и дисков продают всякую утварь для церквей. Продавцы - послушники. Говорить с мирянами им нельзя. Потому изъясняются они только жестами...
А дальше была двухчасовая езда в автобусе. На обратной дороге водитель включил какие-то странные фильмы про немцев. Сюжет первого - российского- патриотический. Четыре пацана из современности попадают в 44-й год. Сюжет очень тупой, игра актеров бездарная... Хорошо я поспала. Проснулась на фразе, которую один из гостей из будущего бросил в лицо советскому командиру:

- А через 60 лет после победы по Москве будут молодые парни со свастикой ходить.

- Врешь!

И в морду!

Второй фильм был еще более неожиданным - Побег из ГУЛАГА - об издевательствах над пленными немцами в советских концлагерях...

Ну а за окном цвел Донбасс. И меня радовало то, что он не так уж и уныло выглядит в весенне-летнюю пору.

Эх, великий все-таки поэт Александр Блок...

Грешить бесстыдно, непробудно,
Счет потерять ночам и дням,
И, с головой от хмеля трудной,
Пройти сторонкой в божий храм.

Три раза поклониться долу,
Семь — осенить себя крестом,
Тайком к заплеванному полу
Горячим прикоснуться лбом.

Кладя в тарелку грошик медный,
Три, да еще семь раз подряд
Поцеловать столетний, бедный
И зацелованный оклад.

А воротясь домой, обмерить
На тот же грош кого-нибудь,
И пса голодного от двери,
Икнув, ногою отпихнуть.

И под лампадой у иконы
Пить чай, отщелкивая счет,
Потом переслюнить купоны,
Пузатый отворив комод,

И на перины пуховые
В тяжелом завалиться сне...
Да, и такой, моя Россия,
Ты свех краев дороже мне"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments