jawaharlal (jawaharlal) wrote in anticlericalism,
jawaharlal
jawaharlal
anticlericalism

Митрополит Кирилл интервью немецкому журналу

Митрополит Кирилл интервью немецкому журналу Шпигель. февраль 2008.

Ш: После развала ссср русская православная церковь выглядела как победитель над безбожными коммунистами. Но смогла ли она заполнить умственный  ( или духовный) ваккум, который остался после этого?
МК: Я бы не сказал, что это был ваккум. В коммунизме у церкви не было возможности напрямую влиять на общество, но она влияла на русскую культуру, на сознание людей. я вспоминаю одну экскурсоводку в монастыре в Вологде, в начале 70ых: она так говорила о арxитектуре и живописи, что это было похоже на проповедь. Она не говорила о христианстве, но о христианских ценностях. Она была не одна, также говорили писатели и деятели исскусства. Или кто нибудь видел разбитую церковь, и видел, что по ту сторону блочных домов был ещё другой мир. Христианские ценности всегда были с народом. И в конечном итоге они развалили коммунизм.
Ш: После развала ссср была вспышка преступности и коррупции. Не было ли это порaжением церкви.
МК: Возрождение морали это долгий процесс, в других странах мы тоже наблюдаем высокую преступность. К томуже России пришлось пережить огромные измененя. Наша экономика лежала в развалинах, чужое влияние росло, и распостранялось потребительское сознание , и все эти постмодернистские идеи, согласно которм всё относитeльно и нельзя отличить правду от вранья.
Ш: Похоже на то, что для вас настоящее не лучше прошлого.
МК: Церкви понадобилось бы время чтобы восстановится. Мы были ослабленны атеизмом, но потом мы попали под двойную нагрузку. Мы были похожи на боксёра с загипсованной рукой, которого бросили в бой. А там нас ждёт сильный противник, миссионары из Америки и южной Кореи пытались перетянуть русских людей к своей вере. К тому же светское мышление вытесняло религию.
Ш: А капитализм хуже коммунизма ?
МК: Свободная рыночная экономика проявила себя более эффективной чем плановая экономика. Но в противоположность к менеджерам церковь также думает о справедливости. С этим сегодня не меньше проблем чем в советские времена, может даже больше. Разрыв между богатыми и бедными в России это скандал. Мы об этом говорим.
Ш: Тогда вы должны находить вульгарным богатство российских олигархов которое они выставляют на показ.
МК: Это не дело церкви показывать на когонибудь пальцем и говорить вот у него самолёты и яхты давай отнимем и поделим. Это уже произошло в 1917ом году. Тогда говорилось что после отмены частной собственности будет рай, но мы получили ад. Бог сохранил Россию от того что повторить эту ошибку. Но государство должно заботится чтобы разрыв между бедными и богатыми не стал слижком большим. От этого зависит будщее России.
Ш: что государство должно делать ?
МК: Наша церковь требовала прогрессивный подоходный налог ещё до того как его требовали политические партии. И мы хотим налог на роскошь. Но только этим налогом нельзя подрезать крыля зарождающемуся среднему классу. Нашей стране нужна атмосфера котороя подталкивает богатых жить попроще. Многие из них уже сегодня жертвуют, практически все социальные програмы церкви финансируют богатые частные лица. Было бы не правильным заявлять что все богатые плохие а все бедные хорошие.
Ш: Мы наблюдаем что многие русские ведут западно-либеральный образ жизни. Секс перед замужеством для многих нормально, и только меньшинство регулярно ходит на богослужения. Насколько сильно христианские ценности укоренились в России ?
МК: Духовность нельзя измерить статистически. Хотя и тут нам есть с чем сравнить: не прошло и 20 лет после конца ссср, число церквей возрасло в 4 раза, а монастырей в 32 раза, их теперь более 700. 15000 студентов теологии. С другой стороны: 80% новорождённых крестят у нас, но только 60% русских считают себя православными , а регулярно в церковь ходят не более 10% , в некоторых областях даже меньше. То есть нам не нужно строить больше церквей, но мы должны помочь нашему народу понять , как важно ориентироватся на христианские ценности. Удастся ли это нам, зависит от того, сможем ли мы противостоять влиянию извне.
Ш: Вы говорите о либеральном западе. Что вам не нравится в том, что гомосексуалы парадом пройдут по Москве как по Амстердаму или Берлину ?
МК: Это стирает границу между добром и злом, между грехом и святостью. Даже измена (семейная ) больше не должна быть грехом, хотя каждый кто изменяет чувствует что он делает плохое. Но у человека есть совесть. Даже марксисты не смогли отменить это. У них для всего находилось обьяснение, философия, по которой бытие определяло сознание. Как ваши философы в Германии говорят, что совесть это результат культурного развития. Но везде одно и тоже, и в Папуа новой гвинее, и в Мюнхене и в Новосибирске: не воруй, не убивай.
Ш: Но не везде: не будь гомосексуалом. Почему надо прятать свой гомосексуализм ?
МК: Библия называет это грехом. Но мы не обвиняем этих людей. Церковь против того чтобы людей преследовали или оскорбляли. Но зачем рекламировать грех? Гомопарад это демонстрация непотреби. Тогда мы можем рекламировать и другие грехи, как это уже просходит в телевидении. Это разлагает общественную мораль . Задача церкви в том чтобы назвать грех грехом. А то она станет не нужной. Но к сожалению в современном мире доминирует свобода выбора, а свобода от зла почти забыта.
Ш: Если человек гомосексуал, то это человечно. Как человечное может быть грехом  ?
МК: А что по вашему супружеская измена? Это хорошо или плохо ?
Ш: Это на совести каждого отдельного человека.
МК: Тут дело идёт не о какихто решениях, а о морали. Нам пытаются внушить, что мораль относительна. Это совсем не так. Коммунисты говорили, хорошо то, что хорошо для рабочего класса. Это была относительная мораль-и 60 миллионов жизней были уничтоженны. Гитер говорил хорошо то что хорошо для великой Германии. и это унесло миллионы жизней. Мораль или абсолютная или вообще никакая. Если вы оправдваете гомосексализм то почему вы сразу не оправдываете педофилию ?
Ш: Но ведь это огромная разница. Сексуальность затрагивает взрослых, которые могут свободно выбирать. Педофилия не имеет никакого отношения к человеческой свободе, там насилуют детей.
МК: Через пару лет вам будут рассказывать, что девочки в 12 лет раньше были детьми, но сейчас они более продвинуты. 20 лет назад тоже никто не мог подумать , что в Германии будет закон который признаёт гомосемьи. Теперь к этому привыкли. Дело в принципе. Есть общая моральная природа.
Ш: Она тоже зависит от времени и религии. Есть народы которые разрешают многожёнство.
МК: Достоевский писал, что Бог и дьявол борются в сердце человека. Но сегодня многие следуют логике, что то они хотят хорошо и оправданно. Слижком часто мы считаем духовные порывы , которые нам в конечном итоге вредят, естественными потребностями. Если мораль разрушится, то наши инстинкты освобождаются. И освобождённые инстинкты принадлежат в царство животных. Этим я вам скажу то, что либеральный шпигель никогда не напечатает: вы думаете, что этот митрополит сошёл с ума и несёт ахинею.
Ш: Нам нравится спорить. Но не хотите ли вы назвать гомосексуальность зверинным инстинктом ?
МК: Инстинкт это не определение с отрицательным знаком. Возьмите например голд, жажду, сексуальное влечение. Если бы Бог нам этого не дал, то человек не смог бы существовать. Человек отличается от зверя тем, что он может придерживать свои влечения.
Ш: Ваше мнение о гомосексуализме похоже разделяют большинство российских политиков. Какую государственную форму православня церковь считает правильной для России. У вас еть высокие чины которе положили глаз на царство, то есть на монархию.
МК: Для нас не на первом пане поддержиать ту или иную государственную форму. В основном спасение души возможно в любой государственной форме. В России уже столетия мирно сосущесвуют различные народы и религии. Как единое государтво у нас только тогда есть шанс, если мы будем сопротивлятся регионализму и сепаратизму. Невозможно прдтавить себе Россию без праославия.
Ш: Путин говорт, что во время длительных поездок в автомобиле он читает библию. Он, его министры и чиновники тоже любят показыватся на богослужениях-хотя многие из ни в советские времена были атеистами. Вас это радует или огорчает ?
МК: Большинство верующих которых мы встречаем в церкви вчера были атеистами. Если такая перемна возможна и инженера, то почему не у политика? К сожалению они приходят слижком редко. Мне хотелось бы чтобы президент с минитрами каждое воскресение ходили бы в церковь а не несколько раз в год.
Ш: У нас напротив такое впечатление, что православная церковь в хороших отношениях с президентом-и с его помощью хочет решить некоторые свои проблемы.
МК: Я понимаю ваш вопрос, но мы запретили попам вступать в политические партии. В 90ых годах некоторые ещё кандидировали в парламент. Так не пойдёт, церковь дя всех. Когда в 93 был созван наш парламент, и угрожала гражданская война, то этот монастырь, в котором мы сейчас сидим, был единственным местом в котором могли собиратся враждебные партии. Потому что все понимали что церовь не поддерживает не ту нидругую сторону. В многопартийном государстве у неё не должно быть ни политических союзников ни противников. Никто не должен стоять перед церковью и думать: туда я не пойду, там мои политические противники. Политики тоже не долны привлекать церковь чтоы поднимать себе рейтинг.
Ш: Но ведь ваша церковь уже встала на одну сторону, она поддержала византийское решение Путина назначить  Медведева свом наследником. И призвала его действовать дальше в качестве премьера.
МК: мы среагировали положительно не потому, что Путин его поддерживает, а потому что Медведев опытный политик. И идея назначить Путина премьером не противоречит конституции. Путин на верхушке партии которая на выборах в думу набрала 64%, у неё есть моральное право выставить главу правительства.
Ш: Это так, но ведь этим вы принимаете одну сторону. Давайте мы напомним о митрополите Сергии который через 10 лет после захвата власти большевиками перешёл на их сторону. Тогда ваша церковь выбрала путь сотрудничества с коммунистическим руководством-и с тайной полицией- хотя её подавляли . Это до сих пор висит на ней.
МК: После большевистского переворота, когда началось невиданное в русской истории преследование церкви, некоторые попы посчитали нужным, пойти на путь компромисса. Просто чтобы сохранить себе возможность пропведовать и проводить богослужения, без того чтобы прятатся. Другие отказались от этого пути, так называеая катакомбная церковь была почти полностью уничтоженна. У нас нет права осуждать их. Все они пережили жестокие репрессии.
Ш: Сегодня у церкви столько влияния, что русские нобелевские лауреаты в письме Путину предупреждали о клерикализации  общества.
МК: Эти господа хотят назад в ссср. Тогда они высказывались в защиту церкви? Нет. Им не помешало, что многие церкви были разрушенны. Кроме того, слухи о слиянии церкви и государства в России преувеличенны.  Мне хотелось бы, чтобы мы вышли на уровень Германии. У нас до сих пор нет попв в армии и в больницах.
Ш: Но вы же спокойно освящаете оружие всех родов: танки, корабли, орудия.
МК: Этим занимаются попы, когда их позовут.
Ш: Многих русских раздражает, что вы хотите ввести религию как обязательный предмет в школах.
МК: Мы хотим преподовать основы традиционных религий, и ученики могут выбирать между правослвной, мусульманской, еврейской и буддистской религией как урок. Это будет с 2009 года, предмет  "духовно моральная культура". Для детей из неверующих семей будет предмет светская этика. Тут мы ориентируемся на Германию.
Ш: Что вы думаете о православных попах, которые хотят убрать дарвинизм из школьного плана , потому что он противоречит библейскому учению?
МК: Религия не должна заниматся исследованием физического мира, и церковь не должна соватся в научные теории. Католическая церковь совершила эту ошибку, когда она проповедовала геоцентризм. Когда учёные выяснили, что в центре нашей системы не земля а солнце, это было обьявленно ересью. Коперник тоже был священник, католическая церковь тогда считала себя научной общиной. Православная церковь такого никогда не делала.
Ш: Если бы вы были учителем, что вы бы сделали с учением Дарвина?
МК: Я бы сказал, что у этой теории много сторонников, но и много белых пятен. Например никто точно не доказал переход от одного вида к другому. Было бы ошибкой считать Дарвинскую теорию единственно верной. Сегодня она лидирует, завтра её место может занять другая. И марксизм одно время считал себя единственно верным учением.
Ш: Но вы же не можете приравнять эти теории. Кроме того Дарвинизм сегодня неоспорим.
МК: давайте я обьективности ради добавлю, что Дарвин был верующим...
Ш: Было скорее так, что он как учёный пришёл в отчаянее от своей веры.
МК: Нельзя использовать теорию дарвина для борьбы с религией. С другой стороны библия это не учебник по космологии.
Ш: Но инструкция по внешней политике. Мининдел Лавров в своей речи ссылался на ветхий завет, когда он обращался против однополярного мира в котором доминирует Америка.
МК: Завет Христа из евангелия от Луки: как ты их, так и они тебя- действует и в интернациональных отношениях. Высокомерие в политике также опасно, как и в человеческих отношениях. Мы как православная церковь отвергаем всякие попытки установить однополярный мир. Это было бы принуждением, котоое сравняет все различия в религиях, культурах и цивилизациях.
Ш: Можете вы представить себе обьединение православной и римской церкви ?
МК: Раскол это результат человеческого греха. Поэтому он похож на развод. Христианский запад и христианский восток разошлись, потому что они подумали, что другой им не нужен. Обьединение возможно только через духовное сближение. Бумаги можно подписывать сколько хочеш. Если мы не почувствуем что любим друг друга, что мы нужны друг другу, то ничего не получится.
Ш: И когда будет долгожданная встреча папы римского Бенедикта вашего начальника А2 ?
МК: С тех пор как Бенедикт стал папой римским наши отношения улучшились. Он зачеркнул вопрос поездки в Москву с повестки дня. Такое посещение не решило бы проблемы но породило бы новые. Многие верующие в России недоверяют католикам.Это наследие войны и миссионарских попыток в 17 и 18 веке.
Ш: Можите ли вы представить себе, что патриарх и папа римский встрчаются в третьей стране, так сказать на нейтральной территори?
МК: Это вполне возможно. Развитие идёт в ту сторону, что дело дойдёт до такой встречи.
Ш: Русским должно быть легче от того, что папа римский больше не поляк.
МК: В данном случае я хочу дать вам официальный ответ: национальность не играет роли.
Ш: мы благодарим за интевью.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment