Александр Викторович Знатнов (znatnov) wrote in anticlericalism,
Александр Викторович Знатнов
znatnov
anticlericalism

Фальсификация истории: Урок первый

Никонианские анекдоты про товарища Сталина

Картина «Патриарх Алексий I в Кремле у Сталина» (то ли художника А. Смолина, то ли А. Максимова, как указывается в разных источниках) кочует в качестве иллюстрации по многочисленным печатным и интернет-публикациям, как достоверное изображение известной исторической встречи товарища Сталина с новообрядческими иерархами.

Картина сия не просто ошибочная, не просто мифическая, не просто лживая, не просто фантастическая, это чудовищная и весьма опасная «историческая живопись». Она вся, в каждом мазке, — сплошная манипуляция сознанием, ложь, фальшь, фальсификация, сознательное глумление и подсознательное насилие. Правда — исподтишка. Но в этом — насилии над святынями — заключается еще больший «моральный вред» и «общественная опасность» никонианских мифов.

Рассмотрим данное изобразительное чудовище-дезинформацию внимательнее. Начнем с названия «Патриарх Алексий I в Кремле у Сталина». Казалось бы, назови нейтрально, предположим: «Встреча Сталина с митрополитами». Но тогда «нерусь» и «упырь» Джугашвили возвысится над владыками, приглашенными им в свой Кремль. Тогда все вспомнят об исторической встрече вождя народов глубокой ночью 4 сентября 1943 года с будущим сталинским патриархом № 1 Сергием Страгородским, тогда митрополитом, в сопровождении митрополитов Алексия Симанского и Николая Ярушевича. Нет, такое публичное «оказательство сергианства» нынешним никонианам и даром не нужно. Позабыть самим и непременно вычеркнуть из народной памяти «сложную и противоречивую» личность Сергия Страгородского — вот задача художника.

Известно, «как корабль вы назовете, так корабль и поплывет». Вот и назвали, как считали нужным. Приглядевшись к сей протоиконе, ну не картине же, невольно (читай — бессознательно) приходишь к выводу, что настоящим ее названием должно стать: «Патриарх Алексий I принимает в Кремле товарища Сталина». Вот какова сила никонианского бессознательного!

Но и это еще не все.

Вряд ли можно найти русского человека, который бы не слыхал про знаменитую встречу Сталина в Кремле в 1943 году с новообрядческими митрополитами. Но вот про встречу 10 апреля 1945 года Сталина с только что назначенным им же самим сталинским патриархом № 2 Алексием Симанским, на которой, как и в первый — эпохальный — раз, присутствовали и митрополит Николай Ярушевич и первый заместитель председателя Совнаркома Вячеслав Михайлович Молотов, не знает даже предпоследний новообрядческий патриарх Алексий Редигер (об этом далее). Вот поэтому тоже (по причине массового исторического невежества) можно разным там и даже всяким художникам свои мифы без стыда и совести нагромождать баррикадами.

Первое сталинское свидание с новообрядческими иерархами подробно изложено в «Записке полковника государственной безопасности Г. Г. Карпова о приеме И. В. Сталиным иерархов Русской православной церкви (РПЦ)». (http://www.rusoir.ru/03print/02/201/) Однако именно эта историческая встреча обросла различными легендами, слухами, байками, анекдотами, домыслами и предположениями, о чем поведаем далее.

 

Карпов пишет, что кроме него самого и Сталина на встрече присутствовал Маленков, на второй встрече с Алексием Симанским, кстати, тоже. Однако оные государственные мужья на картине художника — фальсификатора истории — отсутствуют. Зачем, спрашивается, мифотворцам-никонианам эти «нехристи»: полковник госбезопасности Георгий Григорьевич Карпов и первый зампред Совнаркома Вячеслав Михайлович Молотов, у которого к тому же жена — «жидовка» Перл Семеновна Карповская (она же Полина Жемчужина). Нет, такие персонажи никонианам не нужны. Вместо этих двух реальных государственных деятелей сих двух важных исторических встреч вдруг является, как видим, целая вереница колеблемых безликих теней. Настоящая иерархическая свита, состоящая из мифических персонажей, все в богослужебных ризах, словно на церковную службу собрались.

Помню, как покойный Анатолий Борисович Свенцицкий, когда азъ однажды навещал его в больнице, со смехом рассказал мне такой исторический анекдотец. В кремлевский кабинет Сталина ввели буквально под руки трех бледных владык с трясущимися коленками и перекошенными лицами. Вождь, окинув всех троих внимательным и строгим государственным взором, первым подошел к митрополиту Алексию Симанскому, который с абсолютного перепугу заявился в Кремль, как был, — «в штатском». Взяв его за лацкан вполне цивильного твидового английского пиджака, Иосиф Виссарионович обратился к нему со следующими укоризненными словами: «Мэня боишься?» и, значительно показав указательным пальцем в потолок, заключил: «А Его нэ боишься!». Всю эту сценку профессиональный актер Свенцицкий представил мне в лицах настолько зримо и убедительно, что у меня самого мурашки по коже стадами побежали. Вполне насладившись произведенным на меня эффектом, Анатолий Борисович с улыбкой заключил: «Вот поэтому он Симанского и сделал спустя два года сталинским патриархом № 2».

Однако покойный новообрядческий патриарх Алексий Редигер категорически отвергает гипотетическую возможность подобного «пиджачного казуса». Оно и понятно, надо полагать, по сталинским концлагерям смиренные никонианские священники и епископы поголовно в рясах, ведроподобных клобуках и сплошь с бородами сидели рядом со злыми, бритыми и простоволосыми староверческими владыками и распоясанными старообрядческими попами:

«Думаю, что подобные истории, — рассказывал он корреспонденту (http://www.patriarchia.ru/db/text/221999.html), — должны хоть как-то соответствовать реальности. Достоверно известно лишь об одной встрече Сталина с иерархами церкви [Даже сам новообрядческий патриарх утверждает достоверность лишь одной встречи Сталина с его предшественниками, 1943 года, слово бы встречи 1945 года и не было вовсе! — А. З.], и они, конечно, были в рясах [Заметьте: в рясах, а не в ризах! — А. З.]. Ни один иерарх не пошел бы к главе государства в светской одежде. [«Вы что же это, генерал, и по Парижу в кальсонах шли? — Отчего же, Парамоша, ты так полагаешь? По Парижу я шел в штанах, а в передней у тебя снял». Читай: в черный воронок мы садились в исподнем, а в Грановитой палате в ризы и клобуки вырядились. — А. З.] Кстати, история сохранила остроумный ответ митрополита Сергия, будущего патриарха, данный им в 1943 году на встрече со Сталиным. Речь зашла об открытии духовных школ, так как церкви не хватало священнослужителей. «А почему нет кадров?», — спросил вождь. «По разным причинам, — ответил митрополит, — одна из которых такая: мы готовим священника, а он становится маршалом Советского Союза». Имелось в виду семинарское прошлое Сталина. Такой ответ разрядил атмосферу беседы, результатом которой стало некоторое оживление церковной жизни в СССР».

Да, остроумных и не очень анекдотов про историческую встречу товарища Сталина с дрожащими никонианами-иерархами людская память сохранила множество. Послушайте еще один, из самых что ни на есть никонианских уст (полностью читать здесь: http://www.sfi.ru/rubrs.asp?rubr_id=186&art_id=3786):

«От крутого виража в религиозной политики, обозначенного "вождём", у митр. Сергия захватило не только дух, но и возник понос на нервной почве. Митрополит должен был извиняться и прерывать беседу.

— Извините, пожалуйста, товарищ Сталин, но мне очень нужно в одно место... — робко сказал престарелый Сергий Страгородский.

— Вячеслав Михайлович, проводите, пожалуйста, Высокопреосвященного, — обратился Сталин к Молотову, принимавшему участие во встрече.

После того как Священный Синод в полном составе покинул Кремль, митрополит Сергий так объяснил своё поведение собратьям-архиереям: "За то, что они делали с нами все эти годы, я оставил им своё г..."».

Ах, как это остроумно, по-пастырски и вполне по-никониански: наср...ть исподтишка, а потом всю жизнь своим же гуаном бахвалиться, а окружающим дуракам (пардон, овцам) преподносить себя в ореоле собственной героической борьбы с «кровавым сталинским режимом».

Но не ради этих злобных бичеваний, в коих нет и слова христианской любви и благоговения, затронута сия тема. Речь наша о высоком: о живописи, об изобразительном искусстве, о правде истории, наконец. Кто внимательно прочитал «Записку» Карпова до конца, должны были обратить внимание, что Георгий Григорьевич сообщал в ней следующее:

«В заключение этого приема у т. Сталина выступил митрополит Сергий с кратким благодарственным словом к Правительству и лично к т. Сталину.

Тов. Молотов спросил т. Сталина: "Может, следует вызвать фотографа?"

Тов. Сталин сказал: "Нет, сейчас уже поздно, второй час ночи ["как тати в нощи" — А. З.], поэтому мы сделаем это в другой раз".

Тов. Сталин, попрощавшись с митрополитами, проводил их до дверей своего кабинета».

Все врет сатрап и кровопийца и его кровавая гэбня! Была фотография!! Да вот она!!!

Сначала по телевизору, по московскому телеканалу ТВЦ 23 сентября 2006 года (http://www.tvspas.ru/video/detail.php?ID=3723), а потом и на сайте телепрограммы «Православная энциклопедия» нам показали помещенное ниже изображение с подписью под ним: «Митрополит Алексий (Симанский) во время встречи со Сталиным» (вот ссылка на этот подлог http://www.trinity-church.ru/nast/encycl/23-09-06.htm). Знатное вранье! Просто классическая манипуляция сознанием со знанием своего дела! Но картинка-то и подпись уже пали в память телезрителей горьким семенем, отложились, запомнились, чтобы прорасти ядовитым сорняком фальсификации истории. А значит — задуманное сделано.

Таков очередной урок никонианской фальсификации истории «в особо крупных размерах» «по предварительному сговору» «организованной группой лиц» «с применением средств массовой дезинформации информации».

Говорят, что Сервантес предлагал казнить лживых историков, как фальшивомонетчиков. Но тогда спрашивается, какое же наказание будет достойно деяний никонианских мифотворцев?

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment